Теоретико-методологическая концепция «дело жизни» (продолжение 6)

Ткаченко Александр Анатольевич

Кандидат педагогических наук, старший научный сотрудник, доцент кафедры психологии, профессор кафедры практической психологии Кировоградского института регионального управления и экономики.


<<<Предыдущая Следующая>>>

Категориальное пространство самоопределения теоретико-методологической модели в формате «дело жизни» находит себя в измерении «понимание — рефлексия» в виде трехсоставной трехуровневой матрешко-ступенчатой структуры. Причем, понимание и рефлексия здесь существуют на всех уровнях и во всех составляющих как необходимая «рабочая субстанция». Понимание рассматривается как производная смысла, а рефлексия — как производная пайдейи и праксиса души. В избранной нами «расширенной» научно-психологической парадигме такое измерение простирается далеко за рамки научно-натуралистического формата. В этом контексте А.Н.Леонтьев, анализируя «образ мира», говорил о «пятом квазиизмерении» [6], Г. П. Щедровицкий предусматривал максимальное развитие психологии при условии выхода на первый план творения нового мыследеятельностного мира через рефлексию [27]. В нашей парадигме понимаемо-рефлексивная субстанция создает необходимую среду творения духовного продукта для «другого», что созвучно с мыслью В. Роменеца, который отмечал, что производство для других придает поступковому действию истинный смысл и является проявлением настоящего мастерства самого действия [14].

Базовым методологическим ориентиром здесь выступает «деложизненное самоопределение» как реализация смысла жизни в виде дела жизни благодаря поступку, что является конструктивно-функциональной производной методологического принципа «единение несоединимого». Смысл жизни рассматривается как внутренняя, психологическая, субъектная инстанция, которая больше принадлежит человеку, а дело жизни как внешняя объектная субстанция, которая больше принадлежит «другому». У качества функциональной «единицы» выступает поступковое действие.

Категориальное пространство самоопределения теоретико-методологической модели в формате «дело жизни» базируется на методологических категориальных парах «объект-субъект» и «предмет-метод», центрируемых благодаря деятельностному и поступковому механизмам. Структурно он разделяется на три самостоятельных методологии: психологическую, направленную «уклонение» от выполнения дела жизни; жизненную, направленную на выполнение дела жизни «для себя» и духовную, направленную на выполнение дела жизни «для другого». Они функционируют на соответствующих трех уровнях, состоящих из теоретической, деложизненного самоопределение и функционально-практической составляющих.

В организации вектора понимания методологического пространства доминирует структура типа матрешки, которая образуется из составляющих: теоретической, деложизненного самоопределения и функционально-практической. Теоретическая составляющая формируется на основе принципа «единения несоединимого» и базируется на категориях «смысл жизни», «поступок» и «дело жизни». В составляющей деложизненного самоопределения происходит выбор между «уклонением» от осуществления дела жизни, осуществлением дела жизни «для себя» и осуществлением дела жизни «для другого», что в сущности сводится к выбору пути «жизни-деятельности» или «жизни-поступка». Функционально-практическая составляющая находит себя в формировании и использовании соответствующих методологий (методологических механизмов), а именно: психологической, жизненной и духовной, что представляет собой целостное функционально-методологическое пространство, которое прорабатывается благодаря понимаемо-рефлексивной субстанции.

В организации рефлексивного вектора методологического пространства доминирует ступенчатая структура на психологическом, жизненном и духовном уровнях, функционирующая с помощью соответствующих методологий.

Психологическая методология функционирует на основе деятельностного психологического механизма, где основным условием является создание «поля инструментальной правды» [5].

Сюда относятся аморальные поступки, которые по характеру действия также можно считать деятельностными. Как указывал В.Роменец, они предусматривают наиболее адекватное понимание, предварительную подготовку к осуществлению и тщательный анализ поведения после этого, чтобы скрыть истинные мотивы [14]. Происходит накопление определенного «массива страданий», как духовного потенциала, создающего необратимую интенцию относительно необходимости в будущем осуществлять уже высоконравственные поступки. Практически почти весь инструментарий этого методологического формата построен на понимании, основная функция которого заключается в психологической проработке искаженных смыслов, которые А.Н. и Д.А. Леонтьевы называют «личностными» [6; 8].

В функционировании психологической методологии цель векторно задается объективной необходимостью проработки «массива страданий» путем их осмысления как «содеянного» и опредмечивания соответствующих деяний. Это стимулирует возникновение мотивации относительно субъективизации этих деяний на основе традиционной индивидуальной и групповой психологической практики. Способом реализации является соответствующее деятельностное действие, а методом — психологический анализ «содеянного». Как результат функционирования методологии, появляется понимание совершенных деяний и их осознание в виде негативного жизненного опыта. Это и является психологическим продуктом, который обнаруживает «массив страданий» и обеспечивает возможность перехода к жизненной методологии. На этом уровне может функционировать пояс социально-организованного и культурно закрепленного индивидуального и коллективного мышления (мД) [27-28].

Наша практика показывает, что психологическая методология обычно способствует уклонению от осуществления дела жизни. В современной жизни и культуре украинского общества этот уровень понимается как «пост-майданный синдром» [22].

<<<Предыдущая Следующая>>>