Категория дело жизни в психологической науке и практике (продолжение 3)

Ткаченко Александр Анатольевич

Кандидат педагогических наук, старший научный сотрудник, доцент кафедры психологии, профессор кафедры практической психологии Кировоградского института регионального управления и экономики.


Категория дело жизни в психологической науке и практике 

(украинский аспект)

<<<Предыдущая Следующая>>>

Поэтому можно считать, что бытийная реальность (как материальная, «деловая», так и духовная, «деложизненная») объективно познается в процессе психологической практики субъекта путем практической и исследовательской психологической работы как профессиональной деятельности в «поле правды» , где правда является базовым критерием и функциональным рабочим психологическим фактором. Рефлексирование и фиксация этого критерия происходит на уровне деложизненного, или, более специфического, духовно-профессионального, самоопределения. То есть, если человек на протяжении жизни (или собственной психологической практики как жизни) достигает деложизненного самоопределения и продуцирует духовный продукта, то это следует считать правильным, что в конечном итоге приводит к познанию истины как общего критерия понимания бытия и объективной реальности.

В нашей психологической практике понимание правды жизни занимало особое место. На ее идентификации и адекватной оценке в большинстве случаев строилась психологическая работа с человеком в направлении деложизненного самоопределения. В реальной профессиональной жизнедеятельности это тот момент, когда профессиональный врач вдруг начинает работать как психолог (например, В. Франкл) или становится писателем (например, А.П.Чехов или М.А. Булгаков). Наша практика свидетельствует, что профессиональный преподаватель психологии может выполнять свое дело жизни как практикующий психолог-консультант. При этом он входит в характерную ипостась, обозначенную нами как «ипостась психолога-духовника» [30]. По нашим наблюдениям, достаточно интересно проявляется один из способов выполнения дела жизни современной женщиной. Он заключается в том, чтобы подготовить для полноценной жизнедеятельности в обществе мужчину, способного содействовать собственному развитию и наполнять жизнь духовным продуктом. Этот перечень можно продолжать бесконечно, ибо у каждого человека будет свой способ выполнения дела жизни. В то же время дело жизни направлено на общую цель — совершенствование человеческой души и развитие мирового духа.

Таким образом, введение в психологию категории «дело жизни» позволит четко поставить перед человеком жизненно важный вопрос относительно выполнения своего дела жизни. Ранее такой вопрос не мог быть поставлен в принципе по причине отсутствия достаточных научно обоснованных объективных критериев. Современная психологическая наука и практика пока еще не всегда дает альтернативные ответы по поводу протекания психических процессов и состояний типа «или…или», а предлагает ответы типа «и…и» (такую особенность психологии отмечал еще К.Г. Юнг). То есть, допускается возможность присутствия нескольких альтернативных факторов одновременно. Нет надежного критерия психологической реальности, что в задаче выполнения дела жизни неприемлемо.

Поэтому, необходимо определить пути практического выполнения дела жизни в рамках соответствующей психологической практики. Следует учитывать, что душа по своей глобальной сути является безусловным объектом, как часть Вселенной и вмешиваться в эту суть мы не можем. Но, в то же время, за формирование души в конечном итоге отвечает ее «временный владелец», то есть человек, уже собственной жизнью-деятельностью, что непосредственно отражается на его благополучии. Предметом психологической практики является смысл жизни, как составляющая психики, который следует определить и как предмет акмеологической практики [1].

Тогда, психологическая практика «дело жизни» нами определяется как помощь человеку: а)в обретении смысла жизни путем применения известного инструментария психологической и акмеологической практики с целью достижения «акме» — высшего уровня психологического развития («взрослости» и «зрелости») — ради надлежащего развития собственной души, чтобы б)продуцировать («производить») «духовный продукт» для «другого».

П.Мясоед рассматривает психологическую практику как функционирование психологического знания в виде «организационной», «клиентной», «жизненной» и «рефлексивной» моделей [16]. В измерении «дела жизни» наиболее приемлемы последние две модели, где предусматривается включение самого психолога во взаимодействие между людьми и его собственная жизнедеятельность. Психолог здесь выступает как теоретик и практик в одном лице. Мы рассматриваем психологическую практику как одновременное функционирование практической и исследовательской психологической работы, субъектом которой является и клиент (или исследуемый) и психолог. Причем, все эти субъекты могут быть как в разных так и в одном лице. Это означает, что каждый акт деятельности психологической практики нельзя считать завершенным, пока он до конца не проработан практически, не исследован с соответствующими валидными выводами и не осмыслен и отрефлексирован самим психологом. В деложизненном формате для психолога это также означает четкое осознание и рефлексия «деловой» и «деложизненной» составляющих такой практики. Согласно нашей концепции за «деловую» составляющую психолог получает конкретное фиксированное вознаграждение (обычно в виде денежного гонорара или должностного оклада) непосредственно от «заказчика» (клиента или организации). «Деложизненная» составляющая оценивается уже самой жизнью в виде случайных жизненных событий, которые происходят (или не происходят) у самого психолога. Это то, за что человек не получает денежного или другого материального вознаграждения, но к чему всегда безудержно стремится. Дело жизни нельзя «купить». Здесь материальный фактор становится неуместным. Вполне достаточно простого участия в его выполнении.

В концептуальном понимании современную общественную психологическую практику, как альтернативу идеологической, можно рассматривать в виде сочетания соответствующей формы и содержания. По содержанию это психологический анализ «содеянного» и «дел», по форме — психосоциальная технология деложизненного самоопределения. По своей сущности такая практика, направленная на поиск реальности бытия за счет создания психопрактического «поля правды», способствующего выживанию человека и общества, единению с Миром и в известной мере со Вселенной.

Тогда содержательной методической сферой функционирования правды в предлагаемой психологической практике следует считать психологический анализ «содеянного» и «дел». Психологическая работа с «содеянным» представляла собой понимание и осознание деятельностно-смыслового наполнения соответствующего деяния, порождающего «дефицитность» (в понимании А.Маслоу [15]) как «невротический след» в виде «дефектов» жизненного мира человека, которые имели место в прошлом. Психологическая работа с «делами» заключалась в определенных смысловых установках и создании необходимой интенциональности относительно выполнения «дела жизни».

Некоторые признаки такого «психологического анализа» проявились в процессе исследования явления «духовно-природной психотерапии» и последующих нескольких лет индивидуальной и групповой психологической работы [25]. Это в свою очередь позволило отметить в виде основного ориентира деложизненное самоопределения и соответствующую психосоциальную технологию. Такой «психологический анализ» простирался далеко за рамки актуального жизненного времени человека в феноменологические, духовные пространства и был обусловлен связями с другими людьми, обычно родителями и родственниками, подобно тому как это представлено в контексте так называемого «синдрома предков» [37]. Можно с достаточной уверенностью допустить, что это касается гипотезы А.Н.Леонтьева, изложенной в его роботе «Образ мира» [14], относительно проявления дополнительного, так называемого «пятого квазиизмерения», основанного на чувственном восприятии и смысловых связях предметного мира.

Посредством такого «психологического анализа» отрабатывался культурно-исторический психологический материал, накопленный отдельными людьми и обществом в целом, большей частью в советский период. Во время работы с глубинными психологическими образованиями этот материал проявлялся, как правило, двояко. В одном случае это была своеобразная «масса содеянного», когда речь шла о негативных деяниях относительно других людей, что можно сравнить с «дефицитностью». Сюда следует отнести тяжелые психологические проблемы, порожденные наиболее яркими событиями недавнего тоталитарного прошлого: голодоморами, репрессиями, социальной несправедливостью и т. п. В психологической работе с «содеянным» это большей частью проявлялось в психологии потомков непосредственных исполнителей, в чем и заключались основные трудности. Нужно было через чувственное и сверхчувственное восприятие «попасть» в «пятое квазиизмерение», чтобы добраться до соответствующего деяния как реального предмета («ядра») «содеянного», которое обычно располагалось далеко за пределами актуального жизненного времени человека. В другом случае это была «масса не содеянного», когда речь шла о деле жизни, которое еще не выполняется. В обоих случаях имели место переживания в виде «страданий», что одинаково касалось как «содеянного», так и «не содеянного».

Таким образом, психологическая работа сводилась к отработке соответствующей «массы страданий» путем их осмысления и распределения на условно названные «содеянную» и «не содеянную» составляющие. «Содеянная» была направлена на внутренний психологический мир человека, осмысление и осознание причиненных негативных деяний. «Не содеянная» — на активизацию внешнего социального бытийного мира человека, деложизненное самоопределение. Следует отметить, что по результатам практической работы в обоих случаях человек приходил к более высокому уровню духовности. Можно даже допустить, что при «попадании» в уже упомянутое «пятое квазиизмерение», к чему побуждала накопившаяся «масса страданий», происходил духовный рост. А сама «масса страданий», независимо от качественного содержания, определяла духовный потенциал человека.

Как показали наши исследования и психологическая практика, психосоциальная технология деложизненного самоопределенияпредусматривает такие концептуальные елементы — конструкты [25; 31; 32].

1.Экспертиза самоопределения. Предусматривает возможность осуществления выбора относительно идентификации «дела жизни» и реального жизненного пути. Такая экспертиза является началом активной конструктивной психологической практики и входом в технологию, функционирует публично и даже предусматривает на высших стадиях использование широкой аудитории с помощью телевидения. С этой экспертизы может начинаться индивидуальная личностная самооценка и нравственное очищение, как рядового гражданина, так и высшего государственного чиновника.

2.Самостоятельная психологическая работа. Как конструкт технологии начинает функционировать после экспертизы самоопределения и осуществления выбора относительно активной психологической практики. Основным методом здесь является написание, рефлексирование и осознание так называемой «личной жизненной истории», отвечающей идее психологии самосознания, предложенной С.Л.Рубинштейном [22]. Она предусматривает не историческое, а психологическое изложение, рефлексирование и осознание своего реального психологического развития на протяжении жизненного пути и в известной мере напоминает биографический метод психологического исследования. Ярким примером такой психологической практики являются «Дневники» Л.Н.Толстого.

3.Индивидуальная психологическая работа. Предусматривает индивидуальную психологическую практику с помощью психолога-консультанта. На этапах деложизненного самоопределения такое консультирование должно осуществляться на уровне «психолога-духовника» [30]. Основной проблемой здесь может быть подготовка психологов, способных работать на уровне духовного профессионала. Сейчас стало понятным, что это не может происходить искусственно, например, в рамках соответствующего высшего учебного заведения. Подготовить такого психолога — Мастера в состоянии лишь реальная жизнь. Первые шаги в этом направлении свидетельствуют о том, что для этого должна существовать элитная, научно обоснованная и практически апробированная национальная программа.

4.Групповая психологическая работа. Предусматривает проведение так называемых «ориентированных» и «определяющих» психологических тренингов. «Ориентированные» — направлены на отработку внутренних психологических содержаний, связанных с «содеянным». «Определяющие» — направлены на внешний мир человека и работу со всем, что касается «дела жизни».

К групповой психологической работе также следует отнести и так называемые «природные» психологические тренинги, объединяющие внешнюю и внутреннюю психические сферы. Именно здесь происходит достижение состояния духовности, появляется возможность сделать сознательный выбор относительно «правильного» или «не правильного» образа жизни-деятельности. Такие тренинги осуществляются как непосредственная составляющая жизни-деятельности. В нашей практике они являлись основной формой «духовно-природной психотерапии» [25]. Они не могут быть специально спланированы, а происходят по принципу «закономерной случайности». Момент начала такого тренинга в пространстве и времени (жизненном хронотопе) определяется какой-то внешней субстанцией и главное психопрактическое задание здесь заключается в том, чтобы своевременно этот момент идентифицировать и отреагировать: организовать работу и наполнить ее соответствующим, как правило, уникальным, содержанием.

<<<Предыдущая Следующая>>>


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *